HOME DIRECTIONS SCHEDULE NEWSPAPER "GLAS" CHURCH STORE PARISH PHOTOS ADMINISTRATION DONATIONS PRAYER
ДОМОЙ КАК ДОЕХАТЬ РАСПИСАНИЕ ГАЗЕТА "ГЛАС" ЦЕРКОВНАЯ ЛАВКА ФОТОГРАФИИ ПРИХОДА АДМИНИСТРАЦИЯ ПОЖЕРТВОВАНИЯ МОЛИТВА
Русская Православная Церковь
Святых Царственных Мучеников

г.
Рино, Невада
Holy Royal Martyrs of Russia
Orthodox Church
 
Reno, Nevada

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! 
ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ! 

 Пасха! Друг друга радостью обымем  

Митрополит Сурожский Антоний писал, что из всех мировых исторических событий Воскресение Христово принадлежит в равной мере к прошлому и к реальности сегодняшнего дня. Христос, Который умер на Кресте в определенный день, Христос, Который воскрес из гроба в Своей прославленной человеческой плоти в определенный день, принадлежит прошлому, как исторический факт.

Но Христос воскресший живет вечно в славе Отчей, принадлежит истории каждого дня, каждого момента, потому что, согласно Его обещанию, Он, ожив, пребывает с нами ныне и во веки веков. Это единственное евангельское событие, которое может стать частью нашего личного опыта. Все остальное мы воспринимаем из письменного или устного предания: описание Страстей, различные события, о которых повествует Священное Писание, но Воскресение мы знаем лично; в противном случае нам неведом изначальный, основополагающий факт жизни Церкви и христианской веры.

Святой Симеон Богослов сказал: «Как может тот, кто не прознал Воскресения в этой жизни, надеяться открыть его и насладиться им по смерти?». Только опыт Воскресения и Жизни Вечной может превратить смерть тела в сон, а самую смерть во врата Жизни».

Праздник Пасхи есть время, когда открывается небесный мир, уничтожается преграда между небом и землей, все сливается в одном радостном чувстве прорыва в вечность, в мир Царствия Небесного. Видимым внешним знаком этого является то, что в течение всей пасхальной недели во всех православных храмах Царские врата остаются открытыми.

В пасхальных богослужениях особенно ясно предстает перед нами путь Христа и смысл нашего христианского пути. Мы не только вспоминаем то или иное событие из жизни Спасителя, но каждый раз как бы погружаемся в него, ощущаем, осмысливаем.

На рассвете первого дня после субботы (теперь этот день недели мы называем воскресеньем в память о воскресении Христа), когда жены-мироносицы подошли ко гробу, чтобы помазать благовониями тело своего Учителя и Господа, оказалось, что тяжелый камень, закрывавший вход в пещеру погребения, отвален. Гроб пуст: в нем лишь погребальные пелены, в которые было завернуто тело Иисуса Христа. Сам же Христос воскрес!

«Свет Воскресения засиял в пещере... Иудеи же отгородились от него земным камнем, - говорит в своем толковании на Евангелие от Марка епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев). – Так и в душе нашей камень земного мешает проникновению Божественного Света, большой, большой камень земли привален к душе, камень забав, увлечений, всякой неправды. Но бессильно земное перед Небесною рукою. Падет нагромождение мира, лишь сам иди, ищи Света, рвись к Нему...». «Наше спасение, - говорит митрополит Сурожский Антоний, - зависит от чуда Божественной любви. Можем ли мы в этой любви сомневаться, когда знаем, чего эта любовь Богу стоила: жизнь Христа, смерть Христа, отверженность людьми, ужас Гефсиманского сада, когда Он ждал смерти, зная, что Его предал близкий человек и что через несколько часов Петр, другой Его ученик, от Него отвернется, и что все Его оставят умирать в одиночестве, умирать одного, этим он говорит: «Смотрите, и это Я на Себя принял... Я умер, чтобы вы поверили, что вы Богом любимы».

А чем мы можем отозваться на эту любовь? Мы можем принять эту любовь благоговейно в сердца наши и всю жизнь превратить в живое благодарение. Не по необходимости исполнять заповеди, а сказать: «Господи! Твой путь – путь жизни!». И любить каждого человека, как его возлюбил Бог: любой ценой и до конца. И если мы научимся так любить, то мир наш станет новым, придет к нам Царство Небесное. Но для этого каждый из нас должен умереть – не телесной смертью, а отказом от себялюбия, от искания своего. Потому что воскреснуть в Вечную Жизнь может только тот, кто сбросил с плеч, как старую ненужную одежду, все временное и тленное.
 

Воскресения день, и просветимся торжеством,

И друг друга обымем, рцем, братие,

И ненавидящим нас простим вся воскресением,

И тако возопиим:

Христос воскресе из мертвых,

смертию смерть поправ,

и сущим во гробех живот даровав. 

 

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ

            Гроб Господень– это место в пещере, где лежало тело Христово по погребении. Ныне это кувуклия, то есть, часовня, внутри Воскресенского храма (в Иерусалиме). И вот, ежегодно в субботу перед православной Пасхой, празднуемой по старому стилю, когда служит православный первосвященник, в кувуклию сходит на гроб Господень благодарный огонь. Этот огонь от Бога имеет чудесные свойства: первые минуты сей огонь не обжигает, не опаляет, потом становится огнем обыкновенным, стихийным.

            Об этом чуде засвидетельствовали в разные годы, века и тысячелетия православные христиане, и неправославные, и даже неверующие во Христа.  

 

 

 Свидетельство архиепископа Нафанаила

(написано им в 1985 году незадолго до его кончины) 

            ...Сегодня торжественное служение у гроба Господня... Многие верующие приходят в храм гроба Господня с четверга и остаются до Воскресения, ночуя в храме или во дворе храма. Среди молящихся, кажется, все народы востока: греки, сирийцы, православные арабы, армяне, копты. Выделяется присутствие иноверных, особенно заметны своими коричневыми грубыми рясами католики-францисканцы.

            Наступает полдень. И вот, предшествуемый тринадцатью хоругвями, появляется торжественный крестный ход. Патриарха сопровождают митрополиты: армянский, сирийский, коптский. За ними сонм духовенства. Сильные отряды турецкой полиции едва сдерживают приходящую в экстаз разноречивую толпу. Все духовенство и весь народ – с огромными, но не зажженными свечами. В самом храме гроба Господня – ни одной зажженной лампадки, ни одной горящей свечки. Свет только от солнца через окна в куполе. Патриарх, грозно сосредоточенный, подходит к самому гробу Господню. Митрополиты, епископы, священники – все замирают.

 В маленькое преддверие у самой пещеры гроба Господня входит только Патриарх и четыре высокого ранга турецких полицейских, назначаемых для этого случая самим султаном. Патриарх снимает все облачение и абсолютно всю одежду... Турецкие вельможи подают Патриарху длинный белый халат, где нет ни одной складки, ни одного кармана. Потом  Патриарху передают тридцать три свечи. Каждую из них внимательно осматривают по очереди все четыре мусульманских вельможи. Затем с глубоким поклоном, коснувшись рукой сердца, губ и лба, а потом земли, турки оставляют Патриарха совершенного одного, в пустой каменной пещере гроба Господня. Патриарх воздевает свечи горе и тихо молится.

Турецкие сановники становятся у всех четырех отверстий гроба и наблюдают. Стоящее у святого гроба духовенство приступает к особой, посвященной данному дню молитве. Все присутствующие просто дрожат, многие стучат зубами от сильнейшего волнения.

И вот, вдруг, турецкие контролеры почти сталкиваются головами перед отверстием в пещеру: какое-то странное голубое сияние, вроде голубого тумана, появляется в отверстии. И вдруг над высоко поднятыми руками Патриарха с 33-мя свечами появляются таинственные, ни с чем не сравнимые голубые огоньки. Все высоко поднятые свечи охватываются этим странным голубым пламенем.

В дверях появляется в своем белом халате Патриарх. Он сперва осеняет весь храм пучком горящих голубым светом свечей, потом протягивает их стоящему впереди духовенству и местным нотаблям – православным и туркам. Появление Патриарха в погруженном в полумрак храме встречается общими криками радости и по восточному обычаю – рукоплесканиями. Загудели колокола всех православных храмов Иерусалима.

Паломники и присутствующие всех вероисповеданий бросаются к протянутым патриархом свечам, зажигают свои и спешат освятить себя этим голубым таинственным пламенем. Слепые подносят святой огонь к глазам, глухие наклоняют уши к огню, больные горлом водят горящей свечей у себя во рту: голубое пламя никого не жжет.

Позади духовенства стоит особая группы молодых людей в белых без единого пятна халатах. Как только Патриарх выносит из пещеры святой огонь, эти юноши быстро зажигают от него свои свечи и, не церемонясь, ловко вскакивают на головы молящихся и прямо по головам и по плечам бегут к выходу их храма. У входа в храм их ожидают друзья с застоявшимися конями. Свеча быстро вставляется в большой глиняный кувшин в виде снаряда и всадники карьером мчатся по запруженным улицам во все горло крича: «Сторонитесь! Сторонитесь! Святой огонь, святой огонь, сторонитесь!».

Многоязычная уличная толпа, все как один расступаются и большинство падает на колени. Ведь все: и православные, и турки, и евреи, и персы чтят святой огонь и знают, что пока он еще из голубого не превратился к обыкновенный, желтый, он исцеляет от всех болезней. Турки, евреи, персы, кому не удалось пробраться в храм, бросаются к молящимся, выходящим их храма, просят позволения обнести святой огонь вокруг головы. И пламя их не жжет. Там истерично рыдают женщины. Тут турок в зеленой чалме – почетное отличие мусульманина, побывавшего в Мекке, бережно несет по улицам православный святой огонь: все турки верят, что этот огонь очищает дома. Тут старушка еврейка, сделав бумажный колпачок, старается донести святой огонь к себе.

Мимо нас проносится всадник. Блестящая, окованная серебром сбруя показывает, что этот всадник не из простых. Правой рукой прижимает он к груди высокий кувшин, из горлышка которого виден свет. Это правоверный последователь Магомета везет святой православный огонь своему больному сыну, уверенный, что дома произойдет чудо исцеления.

Топот всадника почти затих, а я еще слышу  звон серебряной сбруи. И мне чудится в нем звон торжества православия. Турки, арабы, евреи разносят православный святой огонь по всей земле их. Это ли не Торжество Православия?

Песнопение «Христос воскресе из мертвых…»  - своего рода «визитная карточка» праздника. Радостный гимн, возвещающий о воскресении Христа, первый раз звучит в пасхальную ночь, когда крестный ход, обойдя вокруг храма, останавливается у его закрытых дверей. Закрытые двери храма обозначают «гроб затворенный» — погребальную пещеру, в которую было положено тело Спасителя. Радостная песнь «Христос воскресе…» многократно повторяется в церковных богослужениях на протяжении всех сорока дней празднования Пасхи. Весть о воскресении Спасителя возвещается всем народам во всех уголках земли, и в православных церквах можно услышать пение тропаря Пасхи на разных языках.              

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

ЦАРСКАЯ СТРАНИЦА 

ДЕНЬ ЦАРЯ 

Государь Николай II

«Его день был распределен по минутам: неизбежный круг – установленный сразу по восшествии на престол, - пишет баронесса С. Бухсгевден. – Свет в его туалетной зажигался всегда ранее восьми часов утра. Выпив стакан чаю, он выходил в парк на короткую прогулку... После прогулки он заходил к Императрице и немного ранее десяти часов начинался его деловой день Первый разговор был с гофмаршалом, с которым он просматривал лист своих обязательств на текущий день.  Ровно в десять начинались аудиенции министров. Каждого из них Государь принимал отдельно. Министры приносили с собой пачки бумаг, которые Государь оставлял у себя для внимательного чтения. На каждом документе он ставил свои пометки карандашом и зачастую просиживал до поздней ночи, чтобы ознакомиться со всеми бумагами... Большое количество материалов, с которыми министры могли бы справляться сами, были все же представляемы на рассмотрение Государя – настоящая причина этого заключалась в том, что министры предпочитали не нести ответственности в некоторых случаях».

После завтрака Император отправлялся в свой кабинет для работы или аудиенции, а затем выходил на часовую прогулку в парк, движение было для него физической потребностью. В четыре часа работа начиналась снова. В пять часов подавался чай, который Государь пил вместе с Государыней и детьми. От шести часов вечера до восьми часов снова приезжали министры. После обеда в восемь часов вечера и до вечернего чая Государь работал один. К этой ежедневной программе часто прибавлялись смотры, публичные встречи и различные официальные приемы – тогда Императору приходилось урывать часы от своего сна, чтобы не запустить текущих дел.

            Баронесса С. Бухсгевден писала: «Однажды, возвращаясь из Царского Села в Санкт-Петербург, я посмотрела на часы и заметила, что мы будем во Дворце очень поздно, после часу ночи, и что мне уже очень хочется в постель. «Вы счастливая женщина, - сказал Государь, - у меня же масса работы, которую я еще должен сделать. Должен просмотреть министерские донесения, а уже в девять часов я должен принять Х., так что вставать мне придется в семь часов утра!».

            Ни одна бумага не залеживалась на его столе. Он всегда все прочитывал и возвращал без задержки. Между тем работы у него все прибавлялось, так как появлялись новые министерства и департаменты.

            У царя никогда не было секретаря, он делал всю работы сам, даже сам накладывал государственные печати на конверты, перед тем как передавать их для отправки. Почему? Ведь у него было столько работы. Секретарь мог бы классифицировать корреспонденцию, наблюдать за ходом дел, принимать входящие прошения и документы. Хватило бы работы для двух-трех человек!

            «Но тут-то и заключалась трудность, - писал генерал В.Н.Воейков. – надо было довериться кому-либо. А царь недолюбливал доверять своих мыслей посторонним. Вдобавок была и другая опасность: секретарь стал бы расти в значении, сделался бы необходимым, влиял на монарха. Влиял на того, кто желал слушаться лишь своей совести. Одна эта возможность должна была сама по себе встревожить Николая II…Царь желал быть одним. Одним пред своею совестью».

            В свободные часы царь избегал разговаривать с кем-либо о политике, и если такой разговор с ним все-таки заводили, он всегда переводил его на другие темы. Тот же генерал Воейков был очень удивлен, когда впервые столкнулся в этой чертой государя. Позднее он записал: «Я вскоре понял причину: только с министрами на докладах царь говорил серьезно о делах, их касающихся. Со всеми другими, с членами ли императорской фамилии, с приближенными, - государь тщательно старался избегать ответственных разговоров, которые могли бы его вынудить высказать свое отношение по тому или иному предмету».

            Государь действительно подчинил себя диктатуре – диктатуре собственной совести. Случалось, это понимали даже его враги. После отречения Государя Временное правительство назначило Чрезвычайную комиссию, которая должна была расследовать деятельность Императора. А.Ф. Романов, член этой комиссии, писал: «Не скрою, что, входя в состав Следственной комиссии, я сам находился под влиянием слухов, захвативших всех, и был предубежден против личности Государя. Утверждаю, однако, что не я один, на основании изучения материалов, пришел к совершенно противоположным выводам». Еврей, социалист-революционер, присяжный поверенный, которому было поручено Муравьевым обследование деятельности Царя, после нескольких недель работы с недоумением и тревогой в голосе сказал мне: «Что мне делать, я начинаю любить Царя». 

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА

СВЕТЛЫЙ ПРАЗДНИК 

            Наступила Страстная Суббота. Маленький Митя, продававший букетики фиалок,  переходил от одного окна магазина к другому и не мог налюбоваться всем тем, что выставили владельцы магазинов для приманки покупателей.

           «Ах, вот если бы укупить хотя бы один маленький куличик!, - думал Митя, стоя у окна булочной. – как обрадовались бы мама, Катя и Женя!».

            Он развернул бумажку, в которой лежали деньги, полученные им за проданные фиалки. Там было всего десять копеек, а на них много не купишь. Правда, в руке мальчика остались еще два букетика, но когда еще продашь их!

            Мите стало грустно. Он вспомнил, что его мама с самого утра хлопотала, чтобы приготовить что-нибудь к празднику, но у нее совсем не было денет. Когда-то, когда Митин папа еще был жив, у них всегда было очень весело на Пасху. А теперь...

           «Светлый праздник, Светлый праздник! – пробормотал он. – Для кого Светлый, а для кого    и нет!».

            «Почем фиалки, мальчик? - Вдруг спросила какая-то женщина, подойдя к Мите. – Дай, голубчик, оба букетика, украшу и я пасхальный стол для дочки!». Женщина весело рассмеялась и сунула Мите в руку двугривенный, хотя фиалки стоили всего три копейки пучок. «Купи себе, миленький, куличик, разговейся на доброе здоровье! С наступающим Светлым праздником!».

            У мальчика стало радостно на душе, он глубоко вздохнул и перекрестился. «Куплю сейчас самый маленький куличик, - подумал Митя, - а потом всем по одному яичку: маме – золотое, Кате – зеленое, а Жене – красное, вот обрадуются все!».

            Митя вошел в булочную и робко попросил толстого румяного булочника: «Дайте мне самый маленький куличик, но только чтобы был вкусный». – «Хорошо, голубчик, - ответил булочник. – А расскажи мне прежде, сколько тебе лет, с кем ты живешь, что делает твой отец?». Толстый булочник так ласково смотрел на мальчика, что Митя невольно сразу проникся к нему симпатией и все откровенно рассказал. – «Ну, вот тебе кулич, мальчик, правда маленький, но очень, очень вкусный, - проговорил булочник, обсыпая сахаром небольшой куличик. – Неси его осторожно, а когда придешь домой, воткни в самую средину вот эту розу; я ее тоже заверну в бумажку».

            На оставшиеся от покупки кулича деньги Митя купил всем по яичку и помчался домой, чтобы скорее обрадовать свою маму, сестру и младшего братишку. Мама между тем уже вымыла пол в комнате, приготовила детям чистое белье, накрыла стол старенькой скатертью. И грустно подумала о том, что ее деткам нечем будет разговеться. Ничего, кроме черного хлеба и чая, у нее не было в доме.

«Митя идет, Митя идет, - закричала Катя – у него в руках пакет, а фиалки он, видимо, все продал». – «Здравствуй, мам, с наступающим Светлым праздником поздравляю вас всех, - торжественно проговорил Митя, кладя пакет на стол. – Вот, мама, тебе кулич, а это – яйца, только получите их после заутрени, - обратился он к брату и сестре. – «Откуда у тебя, Митенька, такое богатство?» – удивилась мама. Митя рассказал ей про добрую женщину и веселого булочника. – «Он – такой любопытный, мамочка, такой любопытный, все расспросил; а все-таки славный!», - оживленно докладывал Митя.

Мама положила кулич на тарелку, а вокруг разложила яйца. «Надо воткнуть теперь розу, - сказал Митя, - булочник велел в самую средину. Дай, мама, я сам сделаю!». Митя отыскал среднюю точку в куличе, хотел всунуть туда цветок, но что-то в нем мешало сделать это. Митя расковырял довольно большой кусочек теста, и вдруг внутри что-то заблестело. «Смотри, мамочка, что это там такое!» – воскликнул Митя. Мама наклонилась и вынула золотую монетку в десять рублей. «Господи, что за чудо?» - перекрестилась она. «Это деньги, - закричали дети и запрыгали от радости вокруг стола, теперь ты нам всего, всего накупишь!». – «Нет, детки, эти деньги не наши, - назидательно проговорила мама, - верно, булочник, нечаянно отдал этот кулич Мите. Скорее неси, сыночек, деньги в булочную», - продолжала она, обращаясь к сыну...

Через четверть часа Митя уже снова был в булочной. «Что скажешь, мальчик? Кулич, что ли, оказался невкусным? – спросил будочник, увидев Митю. «Вы, вероятно, нечаянно продали мне не тот кулич, - ответил Митя, - вот возьмите – там был золотой». Булочник обнял Митю и поцеловал его в голову. «Эти деньги твои, голубчик, - сказал он. Видишь ли, мне хотелось ради большого праздника доставить кому-нибудь радость. Вот я и запек в маленький куличек десять рублей. Я подумал, что тот, кто придет покупать самый маленький кулич, наверное нуждается больше других и для него будет большой радостью получить в самый день праздника такой подарок. Я не ожидал, что мне вернут эти деньги, а ты оказался даже лучше, чем я думал». – «Мама велела мне отнести золотой!» - пробормотал Митя, еле переводя дух от восторга. «Беги скорее, голубчик, домой; верно, у твоей мамы еще многого не хватает к празднику, а лавки, пожалуй, скоро закроют». Митя помчался, как стрела, крепко зажав в руке золотой...

Все дети – и Катя, и Женя, и Митя – пошли вместе с мамой за покупками. У всех было так светло и радостно на душе. Митя взял у мамы целый рубль, разменял его на мелкие монеты и раздавал их всем тем, кто стоял у окон магазинов, не решаясь войти в них. Он вспомнил, как часа два тому назад ворчал, что Светлый праздник не для всех Светлый, и ему очень хотелось, чтобы всем людям было сегодня весело и все могли разговеться хоть маленьким куличиком.

Часам к десяти у Митиной мамы уже все было готово к празднику. Рядом с маленьким куличиком стоял большой кулич, хорошенькие яички лежали в корзине с зеленью. Тут же на столе красовался беленький барашек из масла, и лежал большой кусок ветчины, украшенный розовой бумагой. Мама причесала детей, надела им новые воротнички и галстучки. Митя, Катя и Женя по очереди подходили к маленькому зеркалу и любовались своими обновками.

Раздался торжественный перезвон колоколов. Митя завернул в чистый платок маленький куличик, принесший им счастье, и пошел его освятить. Дети торопливо шли с мамой вслед за ним. Едва успели они придти в церковь, как грянул пушечный выстрел, которым обыкновенно в Страстную Субботу дают знать жителям невской столицы, что наступила полночь и вместе с ней Светлый праздник. Вышел крестный ход и певчие запели «Христос воскресе»!. – «Христос воскресе, мама! – прошептал Митя, подавая яичко маме и целуясь с ней, - как светло и радостно мне сегодня! Вот уж, действительно, Светлый праздник». -«Воистину воскресе, сыночек, - ответила мама, - дай Бог, чтобы этот праздник был для всех деток на свете самым светлым и радостным!».

Б. Дубровская

Назад

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

HOME DIRECTIONS SCHEDULE NEWSPAPER "GLAS" CHURCH STORE PARISH PHOTOS ADMINISTRATION DONATIONS PRAYER
ДОМОЙ КАК ДОЕХАТЬ РАСПИСАНИЕ ГАЗЕТА "ГЛАС" ЦЕРКОВНАЯ ЛАВКА ФОТОГРАФИИ ПРИХОДА АДМИНИСТРАЦИЯ ПОЖЕРТВОВАНИЯ МОЛИТВА