HOME DIRECTIONS SCHEDULE NEWSPAPER "GLAS" CHURCH STORE PARISH PHOTOS ADMINISTRATION DONATIONS PRAYER
ДОМОЙ КАК ДОЕХАТЬ РАСПИСАНИЕ ГАЗЕТА "ГЛАС" ЦЕРКОВНАЯ ЛАВКА ФОТОГРАФИИ ПРИХОДА АДМИНИСТРАЦИЯ ПОЖЕРТВОВАНИЯ МОЛИТВА
Русская Православная Церковь
Святых Царственных Мучеников

г.
Рино, Невада
Holy Royal Martyrs of Russia
Orthodox Church
 
Reno, Nevada

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

Икона Божией Матеpи "Державная"

15 марта вспоминают два события в истории России и Русской Православной Церкви: отречение Царя Николая II и явление чудного образа Богородицы "Державная"( 2/15 марта 1917 года) .

Явление в селе Коломенском иконы Божией Матери со знаками царской власти в день отречения Николая II от престола оценивается в предании нашей Церкви, как покров Божией Матери над Россией: Божия Матерь встала на защиту нашей страны после лишения ее помазанника Божьего.  

           В марте 1917 годИкона Божией Матери "Державная". Москваа в селе Коломенском произошло великое чудо милости Божией. Одной женщине, крестьянке Бронницкого уезда, Жирошкинской волости деревни Починок, Евдокии Андриановой, проживавшей в слободе Перерве, были два сновидения: 13 февраля и 26 февраля (по старому стилю).

13 февраля Андрианова слышала таинственный голос: "Есть в селе Коломенском большая черная икона. Ее нужно взять, сделать красной. И пусть молятся".Сильное впечатление произвело на Андрианову это таинственное сообщение и, как женщину религиозную, побудило ее к усиленной молитве о получении более ясных указаний воли Божией. Как бы в ответ на усердную молитву, 26 февраля Андриановой снится белая церковь, и в ней величественно восседает женщина, в которой своим сердцем Андрианова признаёт Царицу Небесную, хотя и не видит Ее святого лика. Не имея возможности забыть и отрешиться от своих сновидений, Андрианова решается идти в село Коломенское. 2/15 марта  она отправляется к настоятелю "белой" церкви в село Коломенское.

            Священник приглашает Андрианову вместе с собой в церковь, где показывает ей все старинные святые иконы Богоматери, находящиеся в храме и иконостасе. Однако Андрианова ни в одной из них не находит какого-либо сходства со своими сновидениями. Тогда священник просит сторожа и прихожанина, случайно прибывшего в храм, сходить в церковный подвал. После долгих поисков, среди рухляди в подвале нашли старую узкую черную икону. Когда ее промыли от многолетней пыли, то всем присутствовавшим в храме представилось изображение Божией Матери как Царицы Небесной, величественно восседающей на царском троне в красной царской порфире, имеющей на главе корону, но под короной лицо не гордой царицы, а необыкновенно кроткое и доброе лицо Матери всепрощающей, любящей. В руках у нее скипетр и держава, а на коленях - благословляющий Богомладенец. Такой список иконы Божией Матери со знаками самодержавной власти до этого времени был неизвестен.

Андрианова с великой радостью и слезами поверглась ниц пред пречистым образом Богоматери, прося причт отслужить благодарственный с акафистом молебен, так как именно в этом образе она и увидела полное сходство со своими сновидениями.

В одной из книг, посвященных иконе, говорилось: «Зная исключительную силу веры и молитвы Царя-мученика Николая и Его особенное благоговейное почитание Божьей Матери, мы можем предположить, что это Он умолил Царицу Небесную взять на Себя Верховную Царскую власть над народом, отвергшим своего Царя-Помазанника. И Владычица пришла в уготованный Ей всей русской историей «Дом Богородицы» в самый тяжкий момент жизни богоизбранного народа». «Сейчас Я Сама взяла державу и скипетр в Свои руки, - открыла Владычица при явлении иконы, - и с иконой Державной посылаю Свою особую Благодать и Силу»; Трудно представить, чтобы было простым совпадением то, что чудный образ сей был явлен нами в тот самый день, когда будущий страстотерпец Государь Император Николай II подписал свой "Манифест об отречении от престола",

Икона "Державная" стала символом той тяжелой эпохи, и в то же время сама она разделила все тяготы сурового времени. Само обретение и прославление образа Матери Божьей Державная связано со страданием невинных людей. Была расстреляна Евдокия Андрианова, женщина, которая нашла икону, репрессированы люди, написавшие службу и акафист этому образу… Из многих храмов были изъяты списки этого образа, было запрещено совершать молебны и акафисты перед Державной иконой. Сама она много лет хранилась в музейных запасниках, пока не была вновь обретена и торжественно принесена в храм Божий

В Церкви ничего не происходит случайно. И не случайно образ Державной Божией Матери прославляется в начале весны. Весна в природе – время пробуждения от зимнего сна. Также и для душ наших весна является особым временем, временем великого поста и покаяния, временем пробуждения от сна греховного. Мы призваны очистить свою душу от скверны греховной.

 В то время, когда проливалась во множестве кровь новомучеников, когда на церковь были допущены гонения, Державная икона Божией Матери стала тем образом, к которому особенно прибегали люди, прося помощи и заступления. В акафисте Божией Матери Державной есть такие строки: «…буря житейского моря сокрушает духовный корабль наш волнами мирских попечений…И где обрящем тихое пристанище спасения? Токмо на Тя возлагаем надежду, Владычице…»

      Поэтому мы должны быть достойны такой милости, что сама Божия Матерь является нашей Державной Владычицей. Мы должны очищать душу свою покаянием, становиться чище, ближе к образу святости…

Пресвятая Богородице, спаси нас! 

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

МЫСЛИ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ   

Целую ночь трудились рыбари, но чего не  поймали, но когда Господь вошел в их лодку и после проповеди велел забросить мрежу, поймалось столько, что вытащить не могли, и мрежа проторглась (Лк. 5: 5-6). Это образ всякого труда без помощи Божией и труда и с помощью Божией. Пока один человек трудится и одними своими силами хочет чего достигнуть – все из рук валится; когда приблизился к нему Господь – откуда потечет добро за добром. В духовно-нравственном отношении невозможность успеха без Господа осязательно видна: без Мене не можете творите ничесоже ,--  сказал Господь. И этот закон действует во всяком. Как ветка, если не сращена с деревом, не только плода не приносит, но, иссыхая, и животность теряет, так и люди, если не состоят в живом общении с Господом, плодов правды, ценных для живота вечного, приносить не могут.

Добро какое и бывает в них иногда, только на вид добро, а в существе недоброкачественно; как лесное яблоко и красно бывает с виду, а попробуй – кисло. И во внешнем, житейском отношении то же обязательно видно: бьется, бьется иной – и все не впрок. Когда низойдет благословение Божие – откуда что берется. Внимательные к себе и к путям жизни опытно знают эти истины.

 Феофан Затворник. «Мысли на каждый день».

Назад


bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

ЦАРСКАЯ СТРАНИЦА 

«Отречение»  Царя-Мученика 

            1-е и 2-е марта 1917 года – важнейшие дни всей истории России, ее «быть или не быть». В те часы Христианская Россия дрогнула, отдавая надолго народ во власть диавола.

Непобежденным остался один Государь. В час решения Государя совершалось таинство, а не политика, и напрасно летописцы упрощают момент отречения в эпизод. Этот акт «отречения»  вернее назвать насильственным отрешением Царя от престола. Таинственность происходящего подтверждается тысячелетней историей страны, связью Царей с Православием и народом и актом помазанничества Богом, в Которого еще по сегодня верит часть человечества. Перед этим прошлым и будущим Государь стоял один. Ни на одного Монарха еще никогда не ложилось бремя подобного решения.

Позже Государь говорил священнику после исповеди: «Мне изменили все. Мне объявили, что в Петрограде анархия и бунт, и я решил ехать: не в Петроград, а в Царское Село, и с Николаевской дороги свернуть на Псков, но дорога туда уже была прервана, я решил вернуться на фронт, но и туда дорога оказалась прерванной и вот один, без близкого советника, лишенный свободы, как пойманный преступник, я подписал акт отречения от Престола и за себя и за сына. Я решил, что, если это нужно для блага родины, я готов на все. Семью мою жаль».

До недавнего времени определенно ответить на вопрос знали ли Царственные Мученики о явлении Державной иконы Божией Матери, не представлялось возможным. Но не так давно среди бумаг Императрицы Александры Феодоровны, изъятых цареубийцами,, была обнаружены публикуемая нами молитва, собственноручно переписанная рукой Царицы-Мученицы и несколько отличающаяся от всем известной второй молитвы «Державной»:

О, Державная Владычица Пресвятая Богородице, на объятиях Своих  держащая Содержащаго Дланью всю вселенную, Царя Небеснаго! Благодарим Тя за неизреченное милосердие Твое, яко благоволила еси явити нам, грешным, сию Святыню, икону Твою во дни сии лукавые и лютые, яко вихрь, яко буря ветреная нашедше на страну нашу дни срама нашего и позора, во дни разорения и поругания Святынь наших от людей безбожных, точию в сердце, но языком и устами дерзостно глаголют: «нест Бог» и во всех делах своих сие безбожие показуют. Благодарим Тя, яко презрела еси в высоте святыя Своя на скорбь и горе чад православных, и яко солнце светлое увеселит на ны изнемогшия от печали очеса наша пресладостным хранением Державного образа Твоего! О, Преблагословенная Матерь Божия, Державная Помошница, Крепкая Заступница, благодаряще Тя со страхом и трепетом, яко раби непотребни, мы припадаем со умилением, с сокрушенным сердцем, со слезами и молим Тя и стеняще вопием Ти: спаси нас! Помози нам, помози! Потщися – погибаем. Се живот наш аду приближися, се обышедше обыдоша нас греси мнози, беды мнозие, врази мнози.

О, Небесная Царица, скипетром власти Твоея Божественныя развей, яко прах, яко дым, враги наши видимые и невидимые, борющие и худящие Церковь нашу Православную, губящие Отечество наше, сокруши горделивые замыслы их, запрети им. Вкорени в сердцах всех нас простоту, мир и радость о Дусе Святом, водвори в стране нашей тишину, благоденствие, безмятежие, любовь лруг к другу нелицемерную. Державой Твоею всесильной удержи, Пречистая,  потоки и нечестия, беззакония, хотящие потопити землю Русскую в страшной пучине своей. Поддержи нас, слабых, малодушных, унылых, подкрепи, возстави. Яко да под Державою Твоею всегда храними, поем, величаем и славим Тя, Державную Заступницу рода Христианского во веки веков. Аминь.

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

ДУХОВНАЯ ПРОЗА

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ

            Отец загадал мне мудреную загадку: «Стоит мост на семь вёрст. У конца моста стоит яблоня – она пустила цвет на весь Божий свет».  Слова мне понравились, а разгадать не мог. Оказалось, что это семинедельный Великий Пост и Пасха.

            Первая неделя Поста шла к исходу. В субботу в церкви давали медовый рис с изюмом. Он так мне понравился, что я вместо одной ложечки съел пять, и дьякон, державший блюдо, сказал мне: «Не многовато ли будет?». Я поперхнулся от смущения и закашлялся. В эти богоспасенные дни (так называли Пост) я часто подходил к численнику и считал листики: много ли дней осталось до Пасхи? Перелистывал их лишь до Великой Субботы, а дальше уже не заглядывал – не грешно ли смотреть на Пасху раньше срока?

            Все чаще и чаще заставляли меня читать по вечерам «Сокровище духовное от мира собираемое» святителя Тихона Задонского. Я выучил наизусть вступительные слова к этой книге и любовался ими как бисерным кошелечком, подаренным мне матерью в день Ангела: «Как купец  от различных стран собирает различные товары и в дом свой привозит, и сокрывает их; так христианину можно от мира сего собирать душеполезные мысли и слагать их в клети сердца своего, и теми душу свою созидать».

            Многое, что не понимал в этой книге. Нравились мне лишь заглавия некоторых поучений. Я заметил, что и матери эти заглавия были любы прочтешь, например, «Мир», «Солнце», «Сеятель и жатва», «Свеща горящая», «Вода мимотекущая», а мать уж  и  вздыхает: «Хорошо-то как, Господи!».  Читаешь творение долго. Закроешь книгу и по старинному обычаю поцелуешь ее. Много прочитано разных наставлений святителя, а мать твердит только одни ей полюбившиеся заглавные слова: «Свеща горящая», «Вода мимотекущая».

            Наш город ожидал два больших события: приезда архиерея с знаменитым протодьяконом и чин провозглашения анафемы отступникам веры. Про анафему мне рассказывали, что в старое время она провозглашалась Гришке Отрепьеву, Стеньке Разину, Пугачеву, Мазепе, и в этот день старухи-неразумихи поздравляли друг дружку по выходе из церкви: «С проклятьицем, матушка». При слове «анафема» мне почему-то представлялись большие гулкие камни, падающие с высоких гор в дымную бездну. И хотя мне и объяснили, что анафему не надо понимать как проклятие, я все же стоял в церкви со страхом.

            Из алтаря вышло духовенство для встречи епископа. Я насчитал двенадцать священников и четырех дьяконов... Все перекрестились Дьякон начал возглашать: «Достойно есть, яко воистину...». к его возгласу присоединился хор, запев волнообразное архиерейское «входное», поверх которого шли тяжелые волны протодьяконского голоса: «И славнейшую без сравнения Серафим...».

            Два иподьякона облачали епископа в лиловую мантию. Она звенела тонкими ручьистыми бубенчиками. Это была первая торжественная служба, которую я видел, и мне было радостно, что наше Православие такое могучее и просторное. Недаром сегодняшний день назывался по - церковному «Торжество Православия». Епископа облачали в редкостные ризы посредине церкви на бархатном красном возвышении, и в это время пели запомнившиеся мне слова: «Да возрадуется душа твоя, о Господи!..».

            Все это было мне в диковинку, и Гришка несколько раз говорил мне: «Закрой рот! Стоишь как ворона!». – «А у тебя сопля текёт! – разъярился с на Гришку, толкнув его локтем. «Что это вы тут озоруете? – зашипел на нас купец Саморядов. – Анафемы захотели?».

            Меня затеснили и загородили свет, и выпихнули к самому амвону, где стояли почетные богомольцы на меня покосились, но я никакого внимания на них не обратил и встал рядом с генералом. Я смотрел на «золотое шествие» духовенства из алтаря на средину церкви при пении «Блажени нищие духом», на выход епископа со свечами, провозгласившего над народом моление «Призри с небеси, Боже» и осенившего всех нас огнем, - а в это время три отрока в стихарях пели: «Святый Боже, святый Крепкий, святый Бессмертный, помилуй нас», - на всенародное умовение рук епископа перед Великим выходом, при пении «Иже херувимы тайно образующе», и все это при синайских громах протодьяконского возношения.

            Мне не стоялось спокойно, я вертелся по сторонам и весь как бы горел от восхищения. Генерал положил мне руку на голову и вежливо сказал: «Успокойся, милый, успокойся!».

            Начился чин анафемствования. На середину церкви вынесли большие темные иконы Спасителя и Божьей Матери. Епископ прочитал Евангелие о заблудшей овце, и провозглашали ектению о возвращении всех отпавших в объятия Отца Небесного.

            В окна собора била вьюга. Все люди стояли потемневшими, с опущенными головами, похожими на землю в ожидании бури. После молитвы о просвещении Светом всех помраченных и отчаявшихся на особую деревянную восходницу поднялся протодьякон и положил тяжелые руки на высокий черный аналой. Он молча и грозно оглядел всех предстоящих, высоко поднял златовласую голову, перекрестился широким взмахом и всею силою своего широкого голоса запел прокимен: «Кто Бог велий яко Бог наш, Ты еси Бог наш творяй чудеса!».

            Как бы объятый огнем и бурею протодьякон бросал с высоты восходницы огненосное, страшное слово: «анна-фе-мма!». И мне опять представилась гора, с которой падали тяжелые черные камни в дымную бездну. Все отлучаемые от Церкви были этими падающими камнями. Вслед им, с высоты горы, Церковь пела трижды великоскорбное и как бы рыдающее: «Анафема, анафема, анафема!». Церковь жалела отлучаемых.  В этот мглистый вьюжный день вся земля, казалось звучала протодьяконской медью:

«Отрицающим бытие Божие – анафема!»

«Дерзающим глаголати яко Сын Божий не единосущен Отцу  и не бысть Бог – анафема!»

«Не приемлющие благодати искупления – анафема!»

«Отрицающие Суд Божий и воздаяние грешников – анафема!».

            В этот день мать плакала: «Жалко их... Господи!».    

(В. Никифоров-Волгин)

 

Назад

 bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

ДЕТСКАЯ СТРАНИЦА

 Бедный сапожник

 В одном городе жил сапожник. У него были жена и семеро детей. Хотя он трудился с утра до ночи, порой у них не хватало денег даже на хлеб. Однако, несмотря на бедность, они жили дружно и весело, были вполне довольны своей судьбой.

А в соседнем доме жили очень богатые люди. У них было столько денег, что они даже не знали, как их потратить. Они не испытывали недостатка ни в чем и могли купить все, что пожелают, но, несмотря на такое богатство, и муж и жена были вечно недовольны чем-нибудь и совершенно не радовались жизни. Однажды жена сказала мужу: « Посмотри на семью этого бедного сапожника. Мне кажется, что они счастливы. Жаль только, что у них часто нет денег даже для того, чтобы не оставаться голодными. Давай поможем им, и они будут довольны еще больше, забыв о том, что такое нищета». Они еще долго говорили об этом и наконец жена предложила: «Я слышала, что жена сапожника ждет восьмого ребенка. Мы можем стать его крестными. Тогда никто не удивится нашей помощи». «Ты отлично придумала!» — одобрил муж. Скоро жена сапожника родила, богатые соседи стали младенцу крестными отцом и матерью и принесли ему и всем его родным очень много замечательных подарков.

« Мне как-то неловко принимать такие дорогие вещи!- застеснялся сапожник. - Ведь вы истратили столько денег!» - « Берите, берите! — прервал его богатый сосед. — Вы разве забыли, что теперь я ваш кум и во всем должен вам помогать, чем только могу?»

Через некоторое время жена сказала ему: « Мне кажется, что было бы хорошо, если бы мы подарили бедному сапожнику, нашему куму, новый дом и много денег, чтобы он больше не страдал от бедности и вместе со всей семьей хорошо ел, пил и одевался. Мы настолько богаты, что сделать нам это будет совсем нетрудно».  Муж согласился, велел слуге сходить к куму и привести его к нему. Сапожник очень встревожился, как это всегда бывает с бедняками, когда их неожиданно неизвестно зачем зовут к себе богатые. «Уж не обидел ли я невольно чем-нибудь соседа? А может быть, он решил взять обратно те дорогие вещи, которые подарил нам? Ну что ж, я охотно их отдам, лишь бы он не сердился», — размышлял он дорогой.

« Проходите, проходите, кум! — очень любезно пригласил его сосед. — Я позвал вас, чтобы сказать: мы с женой решили подарить вам большой дом и много денег, чтобы отныне ваша семья забыла о бедности и не нуждалась ни в чем. Вам теперь не нужно будет трудиться с утра до позднего вечера».

И вот сапожник, его жена и дети поселились в просторном новом доме. Теперь ему уже не нужно было шить и чинить обувь. Все, чего только можно было пожелать, было у них в изобилии. Но в сердцах у всех поселилась тревога. « Получше заприте все двери и проверьте, хорошо ли закрыты окна, чтобы никто не мог забраться к нам и украсть у нас что-нибудь» - каждый день говорил отец детям. Он целыми днями только и думал о том, как бы не случился пожар или не пришла какая-нибудь другая беда. Вечерами он долго не мог уснуть и среди ночи просыпался: ему чудилось, что вор забрался в соседнюю комнату и шарит повсюду, стараясь найти спрятанные деньги и другие ценности.

        Жена тоже не отставала от мужа. « Мне кажется, что это окно плохо запирается и его легко открыть снаружи! А эту дверь, что выходит на улицу, нетрудно сорвать с петель! Нужно позвать плотника и попросить его укрепить все засовы!»  то и дело напоминала она мужу. Теперь они уже больше не распевали веселые песни, не смеялись и не шутили, как прежде.

« Послушай, - сказала однажды жена мужу,-мне кажется, что раньше, когда у нас не хватало денег даже на хлеб, мы жили лучше. Поселившись в этом доме, мы только и ходим из комнаты в комнату, из кухни — в кладовую, из погреба — на чердак и проверяем, крепкие ли там запоры. Прежде мы засыпали без забот, а сейчас не спим из страха, как бы к нам не залез вор. Мы перестали радоваться, и с наших лиц исчезли улыбки. Зачем нам столько денег? Пойди к куму и скажи: что мы хотим вернуть ему все, что взяли». Муж думал точно так же, и на следующий день пошел к соседу и сказал:

         « Большое спасибо, кум, за все, что вы для нас сделали, но я хочу вернуть вам деньги, которые брал, и переселиться в прежний дом. К нам пришло богатство, но от нас ушло счастье».

        Сосед очень удивился, но не стал спорить. Через какое-то время жена сказала ему: « Я проходила мимо дома соседа и издалека услышала веселый смех и песни. Он снова шьет и чинит обувь, его жена и дети занимаются хозяйством, и все помогают друг другу, чем только могут. Мне кажется, что они счастливы».

« В этом нет ничего удивительного, - отвечал супруг. - Люди по-разному понимают счастье. Нам кажется, что самое главное — иметь побольше денег. Однако возможно, что это не так. Мы очень богаты, но всегда чем-то недовольны и совершенно не радуемся жизни. Бедняк же, работая с утра до вечера и не всегда зная, как добыть кусок хлеба, чтобы накормить многочисленную семью, весело распевает песни, смеется, шутит целыми днями и спит спокойно. Может быть, он прав?

 

Назад

 

bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)bwflourishB2.gif (tourquoise design) 242x17 (transparent)

 

HOME DIRECTIONS SCHEDULE NEWSPAPER "GLAS" CHURCH STORE PARISH PHOTOS ADMINISTRATION DONATIONS PRAYER
ДОМОЙ КАК ДОЕХАТЬ РАСПИСАНИЕ ГАЗЕТА "ГЛАС" ЦЕРКОВНАЯ ЛАВКА ФОТОГРАФИИ ПРИХОДА АДМИНИСТРАЦИЯ ПОЖЕРТВОВАНИЯ МОЛИТВА